«Правоведом можно признать того, кто сведущ в законах и обычном праве, и который умеет подавать советы [respondere], вести дела в суде [agere] и составлять юридические акты [cavere]». Марк Туллий Цицерон


Новости                                                                                                                                                                         _______________________________

20.02.2018

Федеральный закон от 19.02.2018 N 27-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части урегулирования пределов срока содержания под стражей на досудебной стадии уголовного судопроизводства"

В настоящее время в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением. При этом срок содержания под стражей в период предварительного следствия исчисляется с момента заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу и до направления прокурором уголовного дела в суд, то есть включает в себя срок содержания под стражей не только в период расследования, но и во время, необходимое прокурору для рассмотрения поступившего к нему уголовного дела.

Федеральным законом установлено, что:

в срок содержания под стражей в период досудебного производства включаются срок содержания под стражей в периоды предварительного расследования и рассмотрения уголовного дела прокурором до принятия им необходимого решения. При этом срок содержания под стражей в период предварительного расследования исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера;

по уголовному делу, направляемому прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, по ходатайству следователя или дознавателя срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу;

в случае возвращения прокурором уголовного дела следователю и обжалования данного решения следователем, а также возвращения уголовного дела дознавателю и обжалования данного решения дознавателем по ходатайству следователя или дознавателя срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия вышестоящим прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу;

в необходимых случаях (например, когда срок домашнего ареста или содержания под стражей оказывается недостаточным для принятия судом решения по поступившему уголовному делу) по ходатайству прокурора, возбужденному перед судом в период досудебного производства не позднее чем за 7 суток до истечения срока домашнего ареста или содержания под стражей, срок домашнего ареста или содержания под стражей может быть продлен до 30 суток.

_______________________________

19.02.2018

Определение Верховного Суда РФ от 16.02.2018 N 302-КГ17-16602 по делу N А33-17038/2015

По договору купли-продажи, заключенному в 2011 году, налогоплательщиком в собственность ЗАО был передан ряд объектов движимого имущества. По указанной операции налогоплательщиком был исчислен и уплачен в бюджет НДС. Впоследствии договор купли-продажи был признан недействительным как сделка с заинтересованностью.

По уточненной налоговой декларации, представленной за период совершения сделки, обществу был возвращен излишне уплаченный в бюджет налог.

Однако затем по результатам выездной налоговой проверки инспекция пришла к выводу о том, что у налогоплательщика отсутствовали основания для корректировки налоговых обязательств по НДС за период, в котором спорная сделка была совершена. Для случая применения последствий недействительности сделки применяются положения пункта 5 статьи 171 и пункта 4 статьи 172 НК РФ, предусматривающие вычет сумм налога после отражения в учете соответствующих операций по корректировке в связи с возвратом товаров. В связи с чем обществу были доначислены соответствующие суммы налога.

Верховный Суд РФ не согласился с доводами налоговиков, обратив внимание, в частности, на следующее.

Налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности, предполагающего учет законных интересов плательщиков налогов.

Само по себе то обстоятельство, что корректировка налога осуществлена обществом не в порядке применения налоговых вычетов, а в рамках подачи уточненной налоговой декларации за период первоначальной отгрузки товаров, не свидетельствует о неправомерности действий общества. Указанные действия не повлекли нарушения интересов казны.

Более того, до подачи уточненной налоговой декларации общество обращалось в налоговый орган с заявлением, в котором просило разъяснить, в каком порядке отражаются операции по применению последствий недействительности сделки, однако ответ на запрос по существу не был получен.

В этой связи Верховный Суд РФ принял решение об отмене решения налогового органа.

_______________________________

16.02.2018

Определение Верховного Суда РФ от 29.01.2018 N 310-ЭС17-13555 по делу N А14-3727/2016

ФНС России обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании сельскохозяйственной артели несостоятельной (банкротом).

В ходе конкурсного производства в реестр требований кредиторов артели включены требования кредиторов на сумму 8 169 434 рубля 79 копеек. Арбитражным управляющим сформирована конкурсная масса, от реализации которой получено 5 271 962 рубля 51 копейка. Данные денежные средства израсходованы на погашение текущих обязательств. Требования кредиторов, включенные в реестр, остались непогашенными.

После завершения конкурсного производства арбитражным судом с ФНС России как с заявителя по делу о банкротстве было взыскано вознаграждение в пользу арбитражного управляющего, а также вознаграждение за оказанные услуги в пользу привлеченных им лиц в общей сумме 832 043 рубля 1 копейка.

Сославшись на то, что результате действий арбитражного управляющего конкурсная масса уменьшилась, в том числе на 1 083 266 рублей 67 копеек, что стало причиной нехватки средств для погашения возникших впоследствии судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, переложенных на ФНС России, уполномоченный орган обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с арбитражного управляющего 832 043 рублей 1 копейки в возмещение убытков.

Арбитражный управляющий заявил о пропуске срока исковой давности.

Удовлетворяя исковое требование, суд первой инстанции исходил из того, что обращение уполномоченного органа о взыскании денежных средств в свою пользу основано на возмещении им как заявителем расходов по делу о банкротстве, возникших вследствие неправомерных действий арбитражного управляющего. Возможность предъявления такого требования у ФНС России появилась только после взыскания с нее сумм упомянутых расходов. С учетом этого суд признал срок исковой давности непропущенным. Ранее поданное уполномоченным органом заявление о возмещении убытков, рассмотренное в деле о банкротстве, имело под собой иное основание, являлось по своей сути косвенным иском, направленным на защиту интересов должника и всех его кредиторов путем взыскания денежных средств в конкурсную массу.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, исходил из пропуска срока исковой давности, согласившись с наличием у уполномоченного органа права на иск в материальном смысле. Как указал суд, недостаточность имущества, в связи с которой оплата расходов по делу о банкротстве была возложена на ФНС России, находится в причинно-следственной связи с действиями, совершенными арбитражным управляющим в 2010 году, то есть за пределами срока исковой давности.

Суд округа согласился с выводами суда апелляционной инстанции.

В свою очередь Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отметила следующее.

В рамках рассмотрения дела суды апелляционной инстанции и округа сочли, что начало течения срока исковой давности связано с моментом осведомленности уполномоченного органа о совершении арбитражным управляющим незаконных действий по расходованию средств должника.

Однако по общему правилу пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ начало течения срока исковой давности зависит прежде всего от того, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Следовательно, для правильного определения начала течения срока исковой давности необходимо в том числе определить, какое именно право обращающегося за судебной защитой лица нарушено в том или ином случае.

Моменты получения истцом (заявителем) информации об определенных действиях ответчика и о нарушении этими действиями его прав могут не совпадать. При таком несовпадении исковая давность исчисляется со дня осведомленности истца (заявителя) о негативных для него последствиях, вызванных поведением нарушителя.

Обращаясь с заявлением о возмещении убытков в рамках дела о банкротстве артели, уполномоченный орган, действуя в интересах гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, полагал, что в результате необоснованного завышения текущих расходов на оплату услуг привлеченного лица пострадали интересы данного сообщества, что выразилось в невозможности наиболее полного погашения требований кредиторов.

Предъявляя иск по настоящему делу, ФНС России преследовала защиту другого материального интереса, заключающегося в минимизации собственных расходов - судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, отнесенных на уполномоченный орган на основании пункта 3 статьи 59 Закона о банкротстве как на кредитора с особым статусом - заявителя по делу о банкротстве.

Суды апелляционной инстанции и округа не приняли во внимание, что заявитель по делу о банкротстве объективно имеет интересы, выходящие за рамки интересов обычного кредитора. Так, основной интерес кредитора состоит в получении из конкурсной массы денежных средств в счет погашения обязательства должника (интерес в приросте имущества кредитора за счет конкурсной массы). Интерес же заявителя по делу о банкротстве, помимо этого, состоит и в том, чтобы на него не были переложены негативные последствия нехватки у должника средств на финансирование процедур несостоятельности (интерес в недопущении уменьшения имущественной массы заявителя в результате инициирования им дела о банкротстве).

Срок исковой давности для ФНС России как кредитора артели (истца по заявленному в деле о банкротстве косвенному иску), действительно, начал течь с момента осведомленности уполномоченного органа о совершении арбитражным управляющим незаконных действий по расходованию средств должника, поскольку именно с этого момента кредитор не мог не знать о нарушении его права на получение причитающегося из конкурсной массы. О нарушении же права заявителя по делу о банкротстве (о посягательстве на уже имеющееся у заявителя имущество) последний должен узнать в момент, когда он объективно имел возможность получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и о предъявлении заявителю требования о компенсации названных расходов за его счет.

Следовательно, оснований для признания срока исковой давности пропущенным по мотивам, приведенным судами апелляционной инстанции и округа, не имелось.

В цену иска ФНС России включила два вида своих затрат: во-первых, суммы, взысканные с нее в пользу арбитражного управляющего в качестве его вознаграждения; во-вторых, суммы, взысканные с уполномоченного органа в пользу лиц, привлеченных для обеспечения проведения процедур банкротства.

В отношении первого вида затрат судебная коллегия отмечает следующее.

Если возложение на заявителя по делу о банкротстве расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему вызвано неправомерным расходованием самим арбитражным управляющим конкурсной массы, по общему правилу защита соответствующего права (интереса) заявителя должна осуществляться через подачу им возражений со ссылкой на недопустимость извлечения управляющим преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 Гражданского кодекса РФ). Такие возражения должны быть поданы заявителем и рассмотрены судом при разрешении ходатайства арбитражного управляющего о взыскании вознаграждения с заявителя по делу о банкротстве.

Применительно к настоящему делу ФНС России после завершения конкурсного производства в отношении артели при разрешении требования о взыскании вознаграждения арбитражного управляющего могла возражать против возложения на нее данных расходов в пределах сумм причиненных управляющим убытков, указывая на необходимость отказа в удовлетворении требования управляющего.

Однако соответствующие возражения не были рассмотрены судом при разрешении обособленного спора о взыскании вознаграждения. По смыслу разъяснений, изложенных в абзаце третьем пункта 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.12.2013 N 97 "О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве", если вопрос (возражение) о снижении вознаграждения арбитражного управляющего не был рассмотрен судом при установлении соответствующего вознаграждения, участвующее в деле о банкротстве лицо вправе потребовать от управляющего возврата соответствующей части выплаченной ему суммы. Данные разъяснения в силу пункта 1 статьи 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 N 8-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и статью 2 Федерального конституционного закона "О Верховном Суде Российской Федерации" являются действующими и обязательными к применению.

Таким образом, в этой части не исключалась возможность предъявления ФНС России иска о возврате управляющим суммы вознаграждения уполномоченному органу.

В отношении второго вида затрат Судебная коллегия исходит из следующего.

При рассмотрении обособленных споров о взыскании с уполномоченного органа в пользу третьих лиц вознаграждения за услуги, оказанные ими в процедурах банкротства, ФНС России в качестве возражения в принципе не могла ссылаться на внутренние отношения кредиторов с арбитражным управляющим, касающиеся предыдущего расходования конкурсной массы (пункт 3 статьи 308 Гражданского кодекса РФ). Поэтому в данной части в рамках упомянутых обособленных споров расходы в любом случае подлежали взысканию с уполномоченного органа. При этом такое взыскание не освобождало виновное лицо от выплаты заявителю компенсации в возмещение возникших убытков.

Таким образом, заявленное уполномоченным органом в настоящем деле требование о возврате управляющим полученного им вознаграждения и о последующем переложении на него расходов на оплату услуг привлеченных лиц (пункты 1 и 3 статьи 59 Закона о банкротстве) как на лицо, виновное в недостаточности средств должника на их покрытие, является допустимым средством правовой защиты, которое могло быть применено в настоящем деле (пункт 1 статьи 393 Гражданского кодекса РФ).

С учетом изложенного Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ отменила постановления апелляционного суда и суда округа, дело направила на новое рассмотрение.

_______________________________

15.02.2018

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.02.2018 N 5 "О применении судами некоторых положений Федерального закона "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации"

Верховным Судом РФ в связи с началом осуществления с 1 июня 2018 рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей в районных судах направляет разъяснения, касающиеся:

порядка формирования, утверждения и направления в суды и органы государственной власти основного и запасного списков кандидатов в присяжные заседатели муниципальных образований;

порядка составления высшим исполнительным органом власти субъекта РФ общего и запасного списков кандидатов в присяжные заседатели субъекта РФ, списки и запасные списки кандидатов в присяжные заседатели округов, общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели для соответствующего окружного (флотского) военного суда и нижестоящих по отношению к нему гарнизонных военных судов;

сроков составления списков и запасных списков кандидатов в присяжные заседатели;

сохранения полномочий присяжных заседателей у граждан, ранее включенных в списки кандидатов в присяжные заседатели;

обязанностей председателей верховных судов субъектов РФ по внесению в высший исполнительный орган государственной власти соответствующего субъекта РФ представления о числе кандидатов в присяжные заседатели, необходимом для работы как верховного суда субъекта РФ, так и всех районных судов, действующих на территории субъекта РФ,  и обязанностей председателей окружных (флотских) военных судов по внесению представлений о числе кандидатов в присяжные заседатели, необходимом для работы соответствующих судов и нижестоящих по отношению к ним гарнизонных военных судов;

обязанностей председателей судов в случае если численность населения муниципальных образований, на территорию которых распространяется юрисдикция районного суда, является недостаточной для формирования списков кандидатов в присяжные заседатели;

правил образования округа, включающего несколько муниципальных образований;

правил подписания и направления в суды списков кандидатов в присяжные заседатели муниципальных образований;

особенностей формирования списков кандидатов в присяжные заседатели в случаях, когда юрисдикция районного суда распространяется на несколько муниципальных образований, и в случаях, когда районный суд расположен на территории одного муниципального образования, а его юрисдикция распространяется на территорию другого муниципального образования;

особенностей составления списков кандидатов в присяжные заседатели в случае образования округа.

Кроме того, Верховный Суд РФ разъясняет, что граждане, включенные в общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели субъекта РФ, списки и запасные списки кандидатов в присяжные заседатели округов, общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели для соответствующего окружного (флотского) военного суда и нижестоящих по отношению к нему гарнизонных военных судов, не исключаются из списков и запасных списков кандидатов в присяжные заседатели муниципальных образований. С учетом этого суд при отборе кандидатов в присяжные заседатели для участия в рассмотрении конкретного уголовного дела и при составлении предварительного списка должен обеспечить неукоснительное соблюдение требований УПК РФ, исходя из которых одно и то же лицо не может участвовать в течение года в судебных заседаниях в качестве присяжного заседателя более одного раза, в том числе в судах различных уровней.

_______________________________

14.02.2018

Постановление Конституционного Суда РФ от 13.02.2018 N 8-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "ПАГ"

Конституционный Суд РФ призвал разграничивать ответственность в случае параллельного импорта и реализации контрафактной продукции

 

Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ положения пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, поскольку по конституционно-правовому смыслу этих положений:

закрепленный федеральным законодателем в рамках предоставленной ему дискреции национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак применяется во взаимосвязи с регулированием принципа исчерпания прав международными договорами, участником которых является Российская Федерация, в том числе пунктом 16 приложения N 26 к Договору о Евразийском экономическом союзе;

не исключается правомочие суда отказать полностью или частично в применении последствий ввоза на территорию РФ без согласия правообладателя товарного знака конкретной партии товара, на котором товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия и который законно выпущен в оборот за пределами РФ, в тех случаях, когда в силу недобросовестности поведения правообладателя товарного знака применение по его требованию таких последствий может создать угрозу для жизни и здоровья граждан, иных публично значимых интересов; при этом следование правообладателя товарного знака режиму санкций против Российской Федерации, ее хозяйствующих субъектов, установленных каким-либо государством вне надлежащей международно-правовой процедуры и в противоречии с многосторонними международными договорами, участником которых является Российская Федерация, выразившееся в занятой правообладателем позиции в отношении российского рынка, может само по себе рассматриваться как недобросовестное поведение;

не предполагается применение при ввозе на территорию РФ без согласия правообладателя товарного знака партии товара, на котором товарный знак размещен правообладателем или с его согласия, таких же по размеру (тяжести последствий) мер гражданско-правовой ответственности, как при ввозе поддельного (на котором товарный знак размещен не правообладателем и не с его согласия) товара, если по обстоятельствам конкретного дела это не влечет для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от введения в оборот поддельного товара;

товары, на которых товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, ввезенные на территорию РФ без согласия правообладателя, могут быть изъяты из оборота и уничтожены в порядке применения последствий нарушения исключительного права на товарный знак лишь в случае их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Пункт 1 статьи 1515 ГК РФ определяет в качестве контрафактных товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. При этом согласно пункту 2 той же статьи правообладатель вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. Во взаимосвязи со статьями 1252, 1484 и 1487 ГК РФ названные законоположения позволяют относить к контрафактным как поддельную продукцию, так и товар, снабженный законным товарным знаком, но импортированный в Россию без согласия правообладателя.

Этим, однако, не предопределяется возможность применения одинаковых мер гражданско-правовой ответственности к импортеру, ввозящему на территорию России поддельные или недоброкачественные товары, и к импортеру, не получившему на ввоз в Россию товара, ранее на законных основаниях выпущенного в оборот в другой стране, согласия правообладателя товарного знака. При ввозе поддельных товаров, маркированных товарным знаком, правообладатель этого товарного знака не только несет убытки в виде упущенной выгоды, которую он мог бы получить от ввоза законно выпущенных товаров, но и претерпевает серьезные репутационные риски, связанные с несоответствием товара ожидаемым характеристикам и требованиям потребителей. Очевидна и разница в степени угрозы для законного оборота, степени общественной опасности использования потребителями товаров, контрафактных в силу поддельного происхождения, и товаров, признаваемых таковыми исключительно в силу их ввоза в страну неуполномоченным импортером.

Соответственно, поскольку подпункт 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ прямо предписывает суду определять размер компенсации, на выплату которой вправе рассчитывать обладатель исключительного права на товарный знак, по собственному усмотрению исходя из характера правонарушения, предполагается, что ее конкретный размер должен устанавливаться с учетом того, что при параллельном импорте понесенные правообладателем убытки по общему правилу не столь велики, как при ввозе поддельных товаров, маркированных принадлежащим ему товарным знаком.

Во всяком случае, при применении положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ отсутствуют конституционно-правовые основания для назначения таких мер ответственности за нарушение исключительного права на товарный знак, как изъятие из оборота и уничтожение товаров, ранее введенных правообладателем в гражданский оборот на территории другого государства и ввезенных на территорию России без его согласия (параллельный импорт), - в отличие от последствий ввоза поддельных товаров, изъятие и уничтожение которых может не производиться лишь в порядке исключения (если введение таких товаров в оборот продиктовано необходимостью защиты общественно значимых интересов). Это означает, что товары, ввезенные на территорию России в порядке параллельного импорта, могут быть изъяты из оборота и уничтожены лишь в случае установления их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей, что, однако, не исключает применение иных последствий нарушения исключительного права на товарный знак.

Следовательно, суды, в том числе специализированный Суд по интеллектуальным правам, рассматривающие в порядке обжалования решений арбитражных судов нижестоящих инстанций дела, связанные с взысканием по искам правообладателей (представляющих их лиц) предусмотренной подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ компенсации, управомочены - исходя из выявленного в настоящем постановлении конституционно-правового смысла указанного законоположения - не допускать применения данной меры гражданско-правовой ответственности без учета характера совершенного правонарушения, т.е. в случае ввоза на территорию России без согласия правообладателя товарного знака продукции, на которой товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, не допускать взыскания такой же по размеру компенсации, как при ввозе (реализации) поддельной продукции, если это не повлекло для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от использования товарного знака на поддельной продукции.

Данный подход, основанный на правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в настоящем постановлении, применим и к другим последствиям незаконного использования товарного знака (изъятию товара из оборота и его уничтожению без какой бы то ни было компенсации). При этом федеральный законодатель не лишен возможности внести в действующее законодательство изменения, направленные на дифференциацию размера ответственности за незаконное использование товарного знака в зависимости от характера допущенного нарушения исключительного права на товарный знак.

____________________________________________________________

Подготовлено по информационным материалам СПС КонсультантПлюс


Информация ФНС России Об автоматическом формировании пакета документов для госрегистрации бизнеса на сайте ФНС России

 

Сообщается, что на основе личных данных налогоплательщика сервис сам сформирует все необходимые для государственной регистрации документы (решение, устав, заявление, платежка). Пользователю останется подписать их электронной подписью и отправить в регистрирующий орган в электронном виде или на бумаге.

 

Результат государственной регистрации заявитель получит в электронном виде на адрес электронной почты, а при желании указанные документы можно получить на бумаге.

 

Для удобства пользователей регистрационные сервисы подготовки и направления электронных документов для регистрации объединены в единый сервис "Государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".